Originally posted by [livejournal.com profile] morreth at В продолжение вот этого

http://morreth.livejournal.com/2330398.html

Вместо эпиграфа:

...в глубине инфантильное желание, чтобы "лучшие из соседей" признали тебя своим, равным, зауважали, заценили, а ты при этом сам ни капли не изменившись в реальности, а только сделав вид, сделав другим одолжение, каким-то чудом решил все свои проблемы; вот они сами решились бы;
сами не решаются? не превращаешься ты в принца-супергероя? наоборот?
вот уроды! на**али! бросили!

а оно не получается, не решаются сами собой проблемы, если ты не меняешься, а прикидываешься для виду и одобрения; бесконечно прикидываться - невыносимо и нет ресурса;
и тогда берет дикая злоба на "лживых соседей", которые жертв твоих не ценят, которые только обманывают, заводят в тупик дурным путем, а от их советов ничего не улучшается;
и следует вывод, что истина - это не делать с собой ничего, продолжать по-прежнему, дать себе волю во всей красе; и когда последствия этой "воли" начинают сыпаться обратно в источник, а соседи пятятся нафиг, настает последняя стадия "меня никто не любит, а все ненавидят";
точка; лютая злоба;

если вдруг у пациента обнаружатся силы в этот момент кусаться, он будет кусать даже тех, кто по примеру Ганди сам подставит брюхо

(Вираго, из комментов)

Вместо предисловия

Как я уже сказала, вот это вот отношение – «Я стараюсь вести себя РАДИ ТЕБЯ прилично, и так и этак перед тобой стелюсь, а ты, сволочь такая, Не ЦЕНИШЬ» - оно мне прекрасно знакомо на личном уровне, тут я очень хорошо понимаю дарагих рассеян.

Это практически история моих отношений с одной сетевой подругой, назовем ее для краткости А. Она считала, что я должна вести себя достойно ради себя же самой, а я считала, что я если и должна вести себя достойно, то ради нее, и получать за это поглаживания и плюшки от нее. Она от такого подхода охреневала, кончилось, само собой, разрывом.

Да, сейчас мне мое поведение и отношение к делу видится диким. Но тогда оно мне казалось вполне естественным: от меня требуют жертв и ресурсозатрат, не желая мне это никак компенсировать. Аллегория отношений России и Запада в натуре.

Контрагенту и теперешней-мне мое поведение казалось диким, потому что достойное поведение на самом деле не ресурсозатратно, а очень энергосберегаще, один раз сев на этот велосипед, с него уже не захочешь соскакивать.

И теперь уже я смотрю как на нечто дикое на множество, буквально МАССУ людей, которые считают, что достойное поведение и ответственность за себя – ресурсозатратны и Запад, сцука такая, должен был за это нам конфет и плюшек, а раз он не дает, то мы встанем с колен и будем бомбить Воронеж и бить детей Западу назло.

Почему же достойное поведение представлялось мне раньше и представляется множеству людей ресурсозатратным, а слова «ты делаешь это для себя» - лютой наебкой?

Потому что нас воспитали в системе, где так оно и есть: достойное поведение охренительно отжирает ментальный ресурс, восполнить этот ресурс нечем, а слова «Ты делаешь это для себя» означают либо «Ты, сцука такая, нас всех обкрадываешь», либо (в лучшем случае) «Ты не имеешь права требовать награды».


Еще раз: многие люди, неисчислимые множества людей на территории б. СССР живут в системе, в которой это ТАК. Они реально чувствуют, что ресурс отжирается, что усилия жить достойно пропадают впустую, что награды нет. Их фрустрация ощутима физически, вплоть до психосоматики. Попытки сказать им, что это фантом и они страдают фигней, вызывают совершенно законный гнев, и даже кода этот гнев принимает уебанские формы выражения, сам по себе он естествен. Сначала накорми, а потом требуй добродетели. Сначала научи человека пополнять свой ресурс и вознаграждать себя за усилия, а потом требуй от него достойного поведения.

Так что я начинаю делиться своими соображениями и опытом, и преследую при том единственную цель – облегчить жизнь людям, которые страдают так же, как страдала я, и транслируют свое страдание вокруг, усугубляя, тыкскыть, инферно. Выбрался из инферно сам – помоги товарищу.

Нет, я не буду заниматься психоанализом целой страны. Нет, у меня нет общих рецептов о том, как ее обустроить. Я просто на частном уровне рассказываю, откуда берется эта фрустрация и как ее преодолеть, все.


Так что, заходя под кат, ты, дорогой читатель, рискуешь налететь как на беззастенчивый душевный стриптиз, так и на кухонный истмат. Если все это вызовет в тебе возмущение и баттхерт, помни: ты этого хотел, Жорж Данден. Ты нажал на линк и развернул текст.

«А кому смотреть противно – тот пускай и не глядит. Мы же в нос к нему не лезем – пусть и он не пристает».

Итак, мои с А. пляски вокруг достойного поведения напоминали диалог глухого с тупым. Я тратила массу ресурса на то, чтобы понять, чего именно А. от меня хочет, разъясняя мне про достоинство. А. охреневал, потому что мне это, по идее, должны были разъяснить в детстве.


Мне в детстве разъяснили, ага. Достойное поведение – это такое, чтобы «маме было не стыдно рядом со мной идти». То есть, все просто – нужно следить на реакциями мамы и корректировать свое поведение в соответствии с ними. Если ты все правильно делаешь – мама тебя похвалит, и твой мозг впрыснет тебе в кровь дозу дофамина, от которой тебе будет приятно.

Между прочим, дофамин – это очень важная штука. Без него человек страдает и даже умирает.

Ресурсозатратен такой способ добычи дофамина? Да. Ты постоянно прилагаешь усилия, отслеживая реакции того, кто имеет право выписать тебе дофаминовую дозу (верней, дать стимул, по которому организм выпишет тебе дозу: похвалить). Ты часто попадаешь в непонятное, потому что таких людей больше одного, есть ведь не только мама, но и отец, бабушки, воспитатели в саду и учителя в школе, не забыть про одногрупнников и одноклассников (их похвала значит ничтожно мало, они не взрослые и не обладают должным авторитетом – но могут больно наказать). Их требования постоянно противоречат друг другу (чтобы получать похвалу от детей, нужно время от времени нарушать правила, установленные взрослыми). Бывает, что один и тот же человек выдвигает два и больше противоречивых требования практически одновременно – например, на уроке русской литературы ты можешь написать сочинение о том, как хорошо быть принципиальным и честным, получить за это сочинение пятерку – и тут же получить нагоняй от училки, если принципиально и честно заметишь ей, что оценка товарища кажется тебе несправедливой. Пионеры-герои молодцы, они отважно шли в бой против фашистов и даже убивали их своими руками – но если ты дашь по уху однокласснику, который обижает слабых, ты не герой, а школьный смутьян. Маме будет стыдно за тебя, если ты громко поскандалишь в очереди за маслом – но мама же и обругает тебя «тютей» и «кулемой», если ты позволишь взрослым вытеснить тебя из очереди… И так далее.

К пубертатному возрасту становится понятно, что правило на самом деле одно: нет никаких правил. Следи за реакциями того, от кого зависит твоя дофаминовая доза и делай все, чтобы ее получить. Да, риторику нужно усвоить – но нельзя по ней жить. Мертвые пионеры-герои не дадут тебе дофаминовой конфеты. Ее даст живая училка. От этого и пляшем.

Достоинство? Да, это часть риторики, которую нужно вызубрить так, чтобы от зубов отлетало, но не более того. Честь? Ребята, я «Трех мушкетеров» прочитала в восемь лет. Там про честь рассуждают: алкаш, который жену убил ни за что ни про что, жирдяй, который охмуряет женщин ради денег, лицемер, который хочет в монахи не ради Иисуса, а ради хлеба куса, и прохвост, которому раз плюнуть к женщине в постель залезть под чужим именем, тут же обольстить служанку и тут же клясться в любви чужой жене. Ну-ну, честь. Пфуй.

(А вот дружба – это уже совсем другое, дружба у них была настоящая: выверни из карманов все золото и другу отдай – но не шпагу; поезжай с другом и прими раны ради него и рискни жизнью – не спрашивая, зачем и почему. Какой я несчастный ребенок, что нет у меня таких друзей и, судя по тому, какое говно все мои одноклассники и однодворцы – никогда не будет! Мне не нужна честь, мне не нужна любовь, ничего не нужно, лишь бы у меня была такая дружба, лишь бы встретился человек, на нее способный!)

Так вот мне это пластичное понятие о чел. дост. транслировали мама и бабушка, которые искренне хотели ради моего блага воспитать меня конформисткой. Ну, и ради своего удобства, чотам. Конформный ребенок – удобный ребенок, мама чуть ли не со слезами вспоминала порой, как я в детстве могла часами ковыряться в песочнице, развлекая сама себя и не требуя внимания. Иногда мне казалось, что она бы меня законсервировала в этом состоянии, если бы могла.

Итак, конформное поведение ресурсозатратно и вдобавок ко всему – если твой дилер прослакал с выпиской тебе дозы-похвалы, то ты страдаешь от ломки. А дилер сам сидит на чужой дозе-похвале и тоже частенько страдает от ломки. Поэтому тебе забывает выписать. Иногда, когда ты особенно настойчиво вымогаешь дозу-похвалу, он даже сливает в тебя негатив от собственной ломки. И делает он это под девизом… Да-да-да, правильно! Под девизом «Ты же для себя это делаешь, какого хрена ты требуешь, чтобы тебя хвалили?»

Были альтернативные способы добыть себе дофаминовую дозу? Да. Отчасти благодаря отцу, подсунувшему правильные книги и давшему косые и кривые, но хоть какие-то понятия об автономии на собственном примере. Прямо скажем, роскошный нарцисс – хероватый образец автономии, но другого не было. Главное, он показал, что дозу-похвалу можно получить практически на халяву или выписать себе самому. Причем внимание, лопата – не за что-то, а ПРОСТО ТАК.

Вот только одна досада – это было никак не завязано на поведение, мораль, долг, и все то же достоинство. Нарцисс получает дофаминовую дозу как рок-звезда, которой наркотики должен доставать ее менеджер: просто за то, что он красивый такой. Мой папа был красивый, популярный в компании остроумный (и просто умный) мужчина. Он играл на гитаре и пел приятным голосом, он красно рассуждал в компании и много доставлял окружающим, они ему аплодировали, он получал свой дофамин. Кроме того, он был как персонаж любимых им Стругацких из «Понедельника начинается в субботу»: от решения интересной задачки его перло не меньше, чем от похвал.

Я научилась ему подражать и добывать дофамин его способом: из похвал за то, что доставляю другим и из собственных фантазий. Я ему благодарна (на той жалкой дозе, что выписывали мама и бабушка, я бы не вылезала из депрессии). Но, с другой стороны, этот способ получения дофамина, повторюсь, ничего не имел общего с моралью, нравственностью и чувством собственного достоинства. Из социальных навыков – я ОТЧАСТИ научилась ценить собственные достижения. Ну и плюс – нарциссы расплачиваются за дофамин более тяжелой и разрушительной ломкой и постоянно стремятся к увеличению дозы. Для меня это было завязано на бунтарство. Когда я открыла этот канал поставки дофамина, все стало вообще зашибись: если начинается особенно крутая ломка, можно с кем-то посраться за дело, которое ты считаешь правым – и на тебя обрушивается водопад дофамина. А потом можно хоть умирать, главное – дозу получить.

Вот так вот, через разные хитрожопые ритуалы и танцы с саблями, я получала дофамин до тридцати пяти лет.

Так его получают до сих пор десятки, блять, СОТНИ миллионов людей на просторах б. СССР.

Потому что в ебучем Советском Союзе все воспитание было поставлено так, что человек кагбэ не имел права сам себя похвалить и выписать дофаминовую таблеточку. Я на этом потом остановлюсь подробнее, как и почему.

А как получала (и получает) свой дофамин А.? Да очень просто. Он совершает поступок, который в его системе ценностей достоин похвалы. Сам себя за этот поступок хвалит. И моск выписывает ему за это дофаминовую награду.

Без танцев с саблями и нарциссических концертов. Без бунтарства, бессмысленного и беспощадного.

Когда психотерапевт мне все это объяснил, про то, что вот так вот просто самого себя можно ширнуть дофамином, не через жопу, а как положено, через голову – мне первым делом захотелось отпинать А. ногами. У меня же было, было подозрение, что он, падла, знает петушиное слово! Он знал, как из себя вырабатывать ресурс, который я либо унизительно выклянчиваю (в том числе и у него!), либо добываю неимоверными усилиями в поте всей совиной морды, либо отвоевываю с боем и страшными потерями! Знал – и скрывал, сука, тварь такая, отмазываясь от меня всяким там «человеческим достоинством» да «положительным образом себя»! Уб-бил бы г-гада!

Ну что, дорогие рассеяне, узнаете себя и свою реакцию на Запад?

Потому что я узнаю, я реконструирую себя-тогдашнюю, смотрю на вас сегодняшних и не могу найти десять отличий. Вот так со стороны выглядит ваше поднимание с колен. Угу.

Потому что на самом – то деле никто от меня ничего не скрывал, мне изо всех сил пытались объяснить, что дофаминовую дозу нужно выписывать себе самому за соответствие своей внутренней системе ценностей, да, чувиха, именно так и никак иначе. Вся штука в том, что эту внутреннюю систему ценностей выстроить не проще, чем построить самолет или хотя бы дельтаплан – такой, чтоб летал. Надо сесть, разобраться в чертежах, освоить принципы аэродинамики, попотеть в поисках материалов – правильных материалов, потому что самолет или дельтаплан из глины и соломы не полетит, понимаешь, чувиха? Не полетит.

Да, да, карго-культ, я строила самолет из глины и соломы и на коленях, обливаясь слезами, молила богов, чтобы он принес тушенку и виски – а боги делали фейспалм, потому что они не боги и не могут сделать так, чтобы говно и солома полетели. А я думала, что они издеваются, суки такие. А они не издевались и не суки, их просто воспитали в другой системе ценностей, где человек автономен и сам выписывает себе дофаминовую дозу за правильное поведение и сам же при этом решает, какое поведение правильное. И они не знали, как это оттранслировать в голову взрослой тетке.

Потому что в голове у тетки торчит ржавый... даже не гвоздь, а анкерный болт под названием "делать что-то для себя и добиваться своих целей - как минимум постыдно, как максимум преступно, как вариант - наёбка".

Разберемся сначала с наёбкой.
Я довольно рано поняла, что в этом «для себя» она есть, причем лютая наебка. Когда тебя рвет вареной свеклой, а тебе при этом говорят, что ты ее должна есть «для себя», наебку трудно не почувствовать. Но в чем она состоит, я догадалась только тридцать лет спустя.

Она состоит в том, что маме тоже нельзя было требовать чего-то «для себя». Даже от меня, ребенка. И вот дилемма такая: в детском садике ребенок плохо ест, потому что там, откровенно говоря, плохо кормят. Мама ни сама не ела вареной свеклы, ни нас с сестрой не пичкала – в качестве витаминного салата мы все-таки могли позволить себе что-то получше, чем тертый на терке разваренный буряк. Но она понимала, что в детсадике – норма на каждого ребенка, что вот положено, скажем, три пятьдесят в день на питание и столько-то витаминных овощей должно в эту норму входить, а завхоз не может достать на эти деньги ничего лучше свеклы. И мама не может изменить нормы, завхоза и экономику СССР. Она даже детский садик не может сменить – чтобы попасть в детсад не по месту жительства, нужна офигенно уважительная причина. И она пытается изменить что может – ребенка.

То есть, «ты делаешь это для себя» означало «я ничего не могу сделать, чтобы твоя жизнь стала хоть немного лучше; будь добра, сама себя уговори, что все хорошо». Это если «ты делаешь для себя» звучало как оправдание.

Если же оно звучало как обвинение, оно означало: «Я не смею заняться своими делами, пока не обслужу всех вас, а вы смеете, какое свинство».

И она была не одна такая, она была типичным представителем своего поколения и социального слоя.

Нет, сама ситуация куда как не нова. Есть католический анекдот про монашеский орден, я уж не помню какой, устав которого запрещает за трапезой жаловаться и чего-либо просить для себя, но для брата – можно. В результате монахи высказывают претензии в форме: «А почему у моего брата в супе нет таракана?» Но воспитать в этом ключе население целой страны – такой задачи раньше никто не ставил. Большевики поставили и решили, причем с блеском.

Не верите? Посмотрите до сих пор любимые народом фильмы Рязанова по сценариям Брагинского.  Если человек чего-то хочет и добивается для себя, при этом ясно формулируя и озвучивая свои цели - он обязательно сволочь. Нота бене - сколь угодно мерзкий поступок прощается герою, если мерзкую цель он перед собой не формулировал и не отдавал себе в том отчета. Новосельцев собирается обольстить свою начальницу и добиться повышения. Он выглядит в попытках этого достичь омерзительно - но миллионы зрителей его любят и прощают, потому что а) попытки были смешны и неуклюжи и б) в ходе этих попыток он наконец-то разглядел в начальнице человека и отказался от своего намерения ИМЕННО ПОЭТОМУ. То есть, если бы она оказалась "не такой" - то ничо, можно. Вот режьте меня, я не вижу, чем он лучше мерзавца Самохвалова, предложившего ему эту затею.

И на этих фильмах мы все росли. ВСЕ, без исключения.

Отсюда я плавно перехожу к механизмам самообмана. Зайцу понятно, что преследовать свои цели все-таки приходится. В конце концов, даже Иисус Христос, образец альтруизма на все века, ел и пил для себя, и до 30 лет зарабатывал плотничаньем себе на еду и питье.  Но когда "жить для себя" практически официально запрещено, и за все, что ты для себя сделал, ты не имеешь права себя даже похвалить, на любое стремление добиться какой-то своей цели накручиваются тугие витки психзащит, под которыми от других (и главное, от самого себя) прячутся истинные намерения. "Для себя" - нельзя, но "для детей" уже и как бы нормально.

Да что там, господа, на уровне официальной пропаганды это вранье цвело и пахло. Это сейчас вам вольно чирикать про "геополитические интересы России", а тогда вас бы живенько заткнули, ибо геополитика есть буржуазная лженаука, а СССР никаких своих целей не преследует, его единственная цель - счастье трудящихся всего мира, освобождение рабочих от власти капитала, а народов - от колониального гнета, так и только так!

Вторая самая популярная психзащита - неведенье. Раз уж я тут упомянула "Служебный роман", буду и дальше из него брать иллюстрации: Новосельцев "внезапно" обнаруживает, что его начальница - "тоже человек", когда она начинает рыдать у себя в кабинете. А раньше, типа, не замечал нет? Да ну? Он всего сутки назад пытался ее обольстить - что, всерьез рассчитывал обольстить робота? Нет, просто врал себе, что с ней так можно.
Еще один шикарный штрих к образу Новосельцева: первый отлуп насчет вакантной должности, которую Новосельцев хотел занять, он получил по причине своей некомпетентности. Даже протекция Самохвалова не помогла. Второй раз Калугина уже в лицо озвучила ему, что нет, для желаемой должности он не годится, он профессионально не тянет! Ёлки-палки, фильм начинается с разноса, который Калугина устраивает Новосельцеву за косяки в отчете! Так вот, ему ни на миг не приходит в голову мысль заняться своим профессиональным уровнем. Ему открыто сказали: мужик, у нас в стране некоторые перебои с некоторыми товарами, не в последнюю очередь потому, что планировщики опираются на непроверенные данные, полученные от таких вот халдяев, как вы. Ноль на массу. Почему? Потому что когда человек ставит перед собой цель добиться должности и идет к ней – это в глазах авторов фильма плохо его характеризует. Самохвалов – он вот такой, ну так он ведь гад.

Кстати, а ведь фильм открывается фразой «Как всем известно, труд облагораживает человека. И поэтому люди с удовольствием ходят на работу. Лично я хожу на службу только потому, что она меня облагораживает». Неа, зарплата совсем ни при чем, бггг.

ОК, но ведь Новосельцев – одинокий отец, возразят мне, ему нужна не должность, а деньги, он перехватывает двадцатку до зарплаты, чтобы купить ребенку ботинки (дадада, то самое «не для себя!»). Но тогда непонятно, почему он без пинка в зад со стороны Рыжовой и Самохвалова даже не думает о том, чтобы занять вакантную должность. Ведь дети же. Можно поднапрячь жопу и хотя бы не косячить на своей текущей должности, получая выговоры! Можно сменить работу – Госкомстат не единственное место в Москве. Можно тупо жениться – не обязательно на Калугиной, на ровеснице, с которой они нашли бы взаимную симпатию, подошли бы друг другу сексуально и по характерам. Двойной доход в дом и сокращение расходов на коммуналку, разделение обязанностей по уходу за детьми, это уже было бы существенной переменой к лучшему. Но нет. Новосельцев вообще никаких опций по улучшении своей жизни не рассматривает. Новосельцев – это такое любимое авторами небесное создание, которое оторвано от реальности настолько, насколько это в принципе совместимо с жизнью.

И, кстати, самый достойный человек в фильме – Калугина – тоже отрывается от реальности, с головой залезая в работу. В глазах авторов и зрителей ее делает хорошим человеком именно это, а не то, что она умна и компетентна. Самохвалов умен и компетентен, но он сволочь, а Калугина – тоже «небесное создание» и поэтому достойная пара Новосельцеву (бгггг!). Ей бы только принарядиться да принакраситься для него (БГГГГГГ!!!!!!!).

Итак, неведенье, разрыв с реальностью – вторая популярная защита в тех случаях, когда своих целей добиваться НУЖНО (дети! Зарплата! Ботинки!), а дать себе моральную санкцию на достижение их – не позволено. Тогда человек действует как бы непроизвольно, совершает нужные движения в нужном направлении – но вслепую, глядя в сторону, совершая попутно сотни ненужных движений в разных направлениях, неуклюже и бестолково, но с тем, чтобы цель была… не то чтобы достигнута, а вот чтобы свалилась на героя как бы сама, нечаянно. И чтобы правая рука при этом не знала, что делает левая.

И насколько популярна в народе эта психзащита – видно по тому, как популярен образ «небесного создания», растиражированный Рязановым и Брагинским. Это Алик Деточкин (который грабит только плохих людей и НЕ ДЛЯ СЕБЯ!), это Мячиков из «Стариков-разбойников», это Лукашин, это Рябинин из «Вокзала для двоих»… Фильмы с миллионными аудиториями, советские блокбастеры.

И третья популярнейшая психзащита – цинизм. Если добиваться своих целей аморально – то и хер с ним, будем аморальными людьми. Будем лицемерить, врать и идти по трупам, отдавая себе в этом полный отчет.

Весь ужас этой психзащиты в том, что в системе, где большинство людей оперируют первой и второй психзащитой, именно циники рано или поздно займут все управленческие места и будут всем рулить. Возвращаясь к образам «Служебного романа» - Самохвалов ведь сам по себе неплохой человек, и поначалу он совершенно искренне пытается помочь Новосельцеву: должность пустует, человек безденежьем мается, отчего бы не помочь? Он одалживает Новосельцеву двадцатку до зарплаты, ходатайствует за него перед Калугиной, и все это без задней мысли.

Но, работая в системе, он отрастил себе цинизм, который позволяет добиваться своих целей. Иначе как он попал в Швейцарию? И при виде неуклюжих подергиваний Новосельцева у него складывается план: таки поспособствовать этому служебному роману, а потом подсидеть Калугину под предлогом «аморалки» или протекционизма. Заметим, что ему вполне хватает компетентности сделать карьеру нормальным путем – не за красивые же глаза его продвигали до сих пор. Но навык стервятника уже превратился в рефлекс. Поначалу он просто хотел помочь другу – но Калугина показала слабость, а хищник перед запахом крови устоять не может.

Как и образ «небесного создания», образ циника тиражируется Рязановым и Брагинским настолько настойчиво, что совершенно ясно: именно это и есть архивраг, которого они искренне и всей душой ненавидят. Это мерзкий Дима Семицевтов и его тесть, это Аникеева и Сидорин из «Гаража», это Андрей из «Вокзала для двоих» (Михалков в очередной раз сыграл себя), Мерзляев (для разнообразия не Брагинский, а Горин, но типаж тот же).

Самое смешное – что все эти фильмы хоть ненадолго, да налетали на цензурные рогатки. Они были совершенно лояльны и идеологически безупречны – но какая-нибудь сука из киношного начальства в портрете негодяя непременно узнавала себя!

Почему? Да потому что в стране, где абсолютное большинство жителей либо запуталось в самообмане, либо «небесные создания», только у циников достаточно связи с реальностью, чтобы хоть сколько-нибудь эффективно хоть чем-то управлять. И если они не могут при этом без людоедства – а они не могут! – то противопоставить им некого, упс. В руководстве ленинской партии еще были «небесные создания» и «живущие не для себя» - их при Сталине сожрали всех, кроме самых безобидных и в облаках парящих, вроде Крупской.

Были ли ранние большевики идеалистами, мечтавшими вырастить нацию альтруистов-мессий или циниками, которые культивировали конформизм – мне насрать. Что выросло, то выросло: четыре поколения людей с отбитым умением самим ставить цель и добиваться ее ДЛЯ СЕБЯ. С завинченным в голову болтом «хотеть чего-то для себя и добиваться этого может только сцуко аморальное».

Понимали ли «простые люди», что ими управляют суки и циники? Да. Если не на все сто процентов, то на 95 точно (ну, если говорить о людях старше 20 – детям и юношеству иллюзии иметь можно и нужно, они как молочные зубы). Вернемся к рязановским блокбастерам – их герои отлично отдают себе отчет в том, что собой представляют злодеи.

Но ни хера при этом не делают. Зло в рязановских фильмах либо не наказывается никак, либо получает чисто символическое наказание вроде пощечины, которую Новосельцев отвесил Самохвалову. Ну так при физических кондициях Новосельцева это ничто. При этом по роже Самохвалов получил за Рыжову, а не за то, что попытался разрушить жизнь Калугиной. Кстати, вы задумывались, кто получил должность Калугиной после того, как она ушла в декрет? Я вот готова зуб дать, что Самохвалов.

Рязанов и Брагинский на всю страну растиражировали месседж: циники и негодяи успешны, они живут хорошо – и их никто за это не накажет, и нет смысла против них бороться – это ведь поставит вас на одну доску с ними. Спасибо вам, деятели киноискусства. Миллионы усвоили ваш урок.

Так. Закругляемся.

Никакой Запад Россию (да и все республики б. СССР) не наебывал. Просто в силу отрицательного отбора к власти в СССР пришли циники, которые идеализм «небесных созданий» и самообман самообманщиков эксплуатировали на всю железку, расчетливо и нагло, а когда механизм износился – предложили населению «рынок». И население радостно самообманулось в очередной раз. А поскольку навык самообмана и «левая рука не знает, что делает правая» отточен был поколениями, пошло как по маслу, аж со свистом.

Делать что-либо, чтобы кому-то понравиться, а потом винить его в этом – голимо. Как в личных масштабах, так и в государственных. Надо вынуть из головы болт, который запрещает добиваться своих целей для себя, поставить себе цели и добиться их.

Но вынимание болта – процесс болезненный, после его завершения остается рана, боль долгое время никуда не девается (уменьшается, но не девается), пока рана не заживет, а заживает она не сразу, она кровоточит, вид у вас при этом будет самый непрезентабельный и многие вполне сознательно могут решить, что с болтом в голове им лучше.

Таким людям я сказать ничего не могу и не хочу. Для остальных – следующий пост.


This entry was originally posted at http://morreth.dreamwidth.org/1891334.html. Please comment there using OpenID.

невеличка ілюстрація на додаток особисто від мене

Profile

okwokk: (Default)
okwokk

June 2014

S M T W T F S
1234567
891011 121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 07:03 am
Powered by Dreamwidth Studios